logo
Wrong email address or username
Wrong email address or username
Incorrect verification code
back to top
Search tags: Teaching-Will
Load new posts () and activity
Like Reblog Comment
review 2016-05-25 00:00
My Voice Will Go with You: The Teaching Tales of Milton H. Erickson
My Voice Will Go with You: The Teaching Tales of Milton H. Erickson - Sidney Rosen An astonishing work of a genius.

Q:
Я ввел его в транс и сказал ему: "Ты будешь бить только по первой лунке. Ты будешь помнить только об этом. И на соревновании ты будешь играть один".
(c)

Q:
И второе, что я сделал, я пригласил человека, которого гипнотизировал раньше. Я сказал ему: "После того, как вы пробудитесь, вам предложат сигарету. Вам захочется ее выкурить. Вы с радостью ее возьмете. Вы сунете ее в рот и вы по рассеянности уроните ее... и возьмете следующую сигарету - не помня о том, что вы взяли первую сигарету". И таким образом он взял 169 сигарет!
(c)

Q:

Эриксон любил показывать, что такое гипнотическая концентрация, задавая людям вопрос: "Если бы я положил на пол доску шириной в один фут и длиной в пятьдесят футов, было бы вам трудно пройти по ней?" Конечно, отвечали, что нет. Тогда он добавлял: "А какова была бы ваша реакция, если бы я положил ту же самую доску, шириной в один фут и длиной в пятьдесят футов, между двумя зданиями на высоте пятидесятого этажа?" И снова, в данном примере зрительные ощущения связаны с кинестетической установкой, которая заставит большинство людей утратить чувство безопасности. Чтобы справиться с такой задачей, как и с хождением по канату, может быть, важно не пользоваться тем, что вы имеете - а именно, зрением (или воображением).
(c)

Q:
Индейцы Тарахумара с юго-запада Чихуаха могут пробежать сотню миль - при этом у них не повышается давление и не меняется пульс. Один предприниматель взял несколько таких бегунов на сотню миль в Амстердам, на Олимпийские игры 1928 года. Они даже не заняли никакого места. И все потому, что они считали, что двадцать пять миль, это не расстояние, а состояние - это когда вы начинаете разогреваться. Никто не объяснил им, что нужно пробежать именно расстояние в двадцать пять миль.
Я иногда вспоминаю эту историю, когда сталкиваюсь с трудной задачей, когда пишу, когда мастерю что-нибудь по дому, когда трудности ставят меня в тупик или когда я самым натуральным образом задыхаюсь от тряски в пути. Тогда ко мне на ум приходит фраза: "Сейчас я только начинаю разогреваться". Обычно после этого ко мне приходят новые силы.
(c)

Q:
В книге "Обучающие семинары с Мильтоном Эриксоном", изданной Джеффри Зайгом, Эриксон добавил к этому рассказу несколько новых предложений, чтобы сделать его смысл яснее, особенно в том, что касается этого второго пункта. "Ей нужно было знать только то, что она может с помощью правильно выбранного стимула прервать мочеиспускание в любой момент". И: "Мы вырастаем с мыслью, что нам нужно заканчивать то, что начинаем. Неправда, что мы должны продолжать начатое до тех пор, пока не скончаемся сами". Такое отношение мне очень помогло в завершении различных дел, например, в написании книги. Сковывающее чувство, что мы должны завершить начатое, легко может блокировать спонтанность и творчество. Гораздо более эффективный способ сделать что-либо состоит в том, чтобы "начинать и останавливаться" в соответствии со своим собственным внутренним ритмом. Я убедился в эффективности этого рассказа, когда помогал пациентам преодолевать психологические препятствия, такие как, например, состояние творческого тупика у писателя.
(c)

Q:
Ко мне пришла молодая женщина. Она была воспитана в убеждении, что театр - это греховное место, где одурачивают молодых девушек. Она ни за что не пошла бы в аптеку, потому что там продают табак, и Господь убьет ее на месте, если она войдет туда, где продают табак. И она ни за что не выпила бы вино, сидр или любой алкогольный напиток, потому что Бог убил бы ее за это на месте. Бог убил бы ее, если бы она пошла в театр, он убил бы ее, если бы она выкурила сигарету.
Я спросил ее, где она работает. Она работала ассистенткой врача, принадлежавшего к ее церкви. Он платил ей 100 долларов в месяц. Средняя зарплата в то время составляла 270 долларов в месяц. Она работала на него десять лет и все время получала 100 долларов в месяц. Она печатала на машинке со скоростью не выше двадцати пяти слов в минуту.
Она жила дома с родителями, которые зорко стерегли свою дочь - от греха. Час она добиралась до работы, затем восемь часов работы, а иногда и сверхурочные, которые не оплачивались. И еще час она добиралась домой. И работала шесть дней в неделю.
По воскресеньям она ходила в церковь - и проводила там весь день. Это была семья очень тугоподвижных и ограниченных людей.
Когда девушка ушла из моего кабинета после первой беседы, то моя жена, которая редко высказывает свое мнение о пациентах, сказала: "Кто это такая, и каким ветром ее сюда занесло?" Я сказал: "Это моя пациентка". Итак, я поговорил с девушкой и убедил ее, что жизнь полна случайностей и что смерть ожидает всех, и если по Божьему Помыслу ей суждено умереть в определенное время, то уж я абсолютно уверен в том, что она умрет не от того, что будет курить сигареты, если, конечно. Бог не захочет взять ее сам. Мне удалось сделать так, что она выкурила сигарету. Она долго кашляла, и Бог не убил ее! Он и вправду не убил ее! Это ее удивило.
Затем я предложил, чтобы она сходила в театр. Потребовалось две недели, чтобы помочь ей набраться смелости. Она сказала мне очень искренне: "Бог убьет меня на месте, если я пойду в дом греха".
Я сказал ей, что если Бог не убьет ее, то потому, что еще не настало ее время умирать, и я сильно сомневаюсь в том, что оно настанет в этот момент. Не могла бы она прийти в следующий раз и рассказать, какой фильм она посмотрела? Она пришла в следующий раз, посмотрев фильм "Леди и бродяга". Я не говорил ей, на какой фильм идти.
Она сказала: "Церковь, вероятно, не права. В этом фильме не было абсолютно ничего дурного. Там не было никаких прохиндеев, обманывающих молодых девушек. Я думаю, что фильм можно посмотреть с удовольствием",
"Думаю, что церковь внушила вам неправильные представления о кино, сказал я. - Не думаю, чтобы это было сделано специально. Я думаю, что они сделали это по невежеству". И она обнаружила, что есть еще интересные фильмы, особенно мюзиклы. Потом однажды я сказал ей: "Я думаю, что вы достаточно исправились, чтобы глотнуть немного виски".
Она сказала: "Бог наверняка поразит меня насмерть".
Я ответил: "Очень в этом сомневаюсь. Он не убил вас, когда вы пошли в театр, иди когда вы выкурили сигарету. Давайте посмотрим, убьет та он вас, если вы глотнете виски".
Она глотнула виски и ждала, и ждала, но Бог не поразил ее насмерть. Затем она сказала: "Я думаю, что мне нужно внести в жизнь некоторые изменения. Думаю, будет лучше, если я уеду из родительского дома и буду жить отдельно".
Я сказал: "И вам нужно найти работу получше. Вам нужно научиться печатать хорошо. И переехать в отдельное жилье. Вы не можете пока еще оплачивать его, поэтому будьте достаточно свободны и попросите своих родителей заплатить за него. Готовьте пищу сами и возьмите напрокат пишущую машинку. Как только вы проснетесь утром, подойдите к машинке - пусть это будет первое, что вы сделаете, - и напечатайте: "Сегодня прекрасный июньский день". Затем пойдите в ванную, почистите зубы и напечатайте другое короткое предложение, причем и то и другое вы должны печатать с максимальной скоростью. Предложения должны быть очень короткими. Потом начните одеваться. Одевшись наполовину, напечатайте еще одно предложение. Когда вы закончите одеваться, напечатайте еще одно короткое предложение. Начните готовить завтрак и напечатайте еще короткое предложение. Сядьте за стол и, прервав завтрак на половине, подойдите к пишущей машинке и напечатайте короткое предложение - всегда печатайте с максимальной скоростью. Вы должны выпоить это прерванное упражнение всегда на максимальной скорости, и научитесь печатать очень быстро".
Через три месяца она могла печатать со скоростью восемьдесят слов в минуту.
Рассказывая о приготовления пищи, она сказала: "Я решила приготовить рис и отмерила для варки чашку риса. Я положила его в кастрюлю с водой. Но потом мне пришлось брать другую кастрюлю, потому что рис заполнил первую целиком. Мне пришлось купить еще две кастрюли - я не знала, что рис так разваривается".
Я сказал: "При приготовлении пищи придется научиться многому)". Я попросил ее приготовить бобов. Она отмерила ровно чашку, но они разварились, заполнив огромную кастрюлю. В конечном счете она стала отлично готовить, порвала с церковью и сказала родителям: "Я буду навещать вас. У меня сейчас хорошая работа. Мне платят 270 долларов в месяц, и она находится в восьми кварталах от дома)".
Когда она пришла ко мне в это время, миссис Эриксон сказала: "Мильтон, ты что, специализируешься на хорошеньких блондинках?" Я ответил: "Эту однажды занесло ветром". Потому что девушка оказалась очень хорошенькой. Она стала брать уроки музыки, и ей нравилась новая работа.
Затем она пришла ко мне через несколько месяцев и сказала: "Доктор Эриксон, я хочу напиться, и мне нужно знать, как это сделать". Я сказал: "Самый лучший способ напиться - это дать мне слово, что вы не будете пользоваться телефоном, что вы закроетесь на ключ и не будете открывать дверь и что вы не выйдете никуда из квартиры. Возьмите бутылочку вина и пейте ее, наслаждаясь, глоток за глотком, пока не выпьете всю".
Через несколько дней она пришла ко мне и сказала: "Я рада, что вы взяли с меня обещание не пользоваться телефоном, потому что я хотела позвонить всем своим подругам и пригласить их прийти и напиться вместе со мной. Это было бы ужасно. И еще я хотела выйти на улицу и петь. Но я пообещала вам, что запру дверь и не буду открывать ее. Я так рада, что вы заставили меня дать обещание. Вы знаете, напиться было приятно, но на следующее утро у меня сильно болела голова. Я не думаю, чтобы мне захотелось напиться снова".
Я сказал ей: "За удовольствие напиться вы вынуждены платить по счету и расплачиваться с похмелья головной болью.. И вас никто не удерживает - вы можете иметь столько похмелий, сколько захотите". Она ответила: "Я больше не хочу похмелья". Позже она вышла замуж. Сейчас я потерял ее из виду.
Я думаю, что очень важно принимать пациента всерьез и идти навстречу его желаниям. Не выносить холодных, однозначных суждений и оценок. И следует понимать, что люди учатся тому, что необходимо, и вы не можете преподать им все, что им нужно. Что они сами могут научиться очень многому. И что эта девушка действительно научилась многому. И что люди удивительно вежливы в трансе.
Сделайте так, чтобы они нарушили запреты! Это одно из основных правил, которое Эриксон применял при лечении многих типов симптомов и комплексов, включая, конечно, фобии и состояния заторможенности. Если рассматривать весь сюжет рассказа, то в начале Эриксон очень внимателен к проявлениям ограничений, заторможенности и узконаправленных установок пациента. Затем, используя систему понятий самого пациента, он начинает работать над тем, чтобы пациент смог нарушить запреты.
В данном случае Эриксон описывает ситуацию, в которую попала молодая женщина, кругозор которой очень ограничен. Очевидно, что эти ограничения проистекают из очень ограниченного учения церкви, к которой она принадлежит, и мировоззрений семьи. Разумеется, что с тем же успехом ограничения могли являться результатом внутренних структур ее психики. Главный метод, с помощью которого он помогал ей вырваться из системы запретов, расширить свое взаимодействие с миром и развить в себе способность жить независимо и самодостаточно, состоял в том, чтобы побудить ее поставить саму себя в новые ситуации. В этих новых ситуациях она учится на своем собственном опыте, а не на указаниях других и узнает, в чем именно состоят ее ограничения. Она также узнает кое-что и о продуктах, например, о рисе.
Конечно же, Эриксон верен себе и, говоря о разваривании риса и бобов, укореняет в пациентке универсальные идеи о расширении вообще. Фактически, весь рассказ можно рассматривать как иллюстрацию разрастания очень маленькой личности в личность гораздо большего масштаба. Ее доход увеличивается со 100 до 270 долларов. Ее личность распускается, как цветок, и это отражается на внешнем облике: из "нечто, занесенного ветром" она преображается в "красивую блондинку". И пациентка действительно обнаруживает свои ограничения - обнаруживает на опыте. Например, она на опыте узнает, что существует похмелье. И, наконец, Эриксон намекает нам на то, как он добивается, чтобы люди делали то, что они обычно не стали бы делать. Он поясняет: к Обычно они очень вежливы в трансе".
Уделяя больше внимания импульсам и чувствам по сравнению с интеллектом и понятиями, Эриксон просто пытается восстановить равновесие, которое сформировалось у большинства людей. Однажды он объяснил мне это так: "У ребенка тело пытается успевать за ногами. У взрослого ноги пытаются угнаться за телом (и головой)".
(c)

Q:
Ко мне на прием пришла женщина и сказала: "Я Бешу девяносто килограммов. Под наблюдением врачей я успешно соблюдала диету сотни раз. Но я хочу весить шестьдесят килограммов. Каждый раз, когда я дохожу до заветной цифры 60, я бегу в кухню и отмечаю свой успех. Я полнею моментально. Сейчас я Бешу 90 килограммов. Могли бы вы с помощью гипноза помочь мне сбросить вес до 60 килограммов? Я снова набрала 90, уже не помню в который раз".
Да, конечно, сказал я ей, я смогу помочь похудеть при помощи гипноза, но ей не понравится то, что я буду делать.
Она ответила, что ей нужно обязательно похудеть до 60 килограммов, и неважно. что я собираюсь делать. Я сказал ей, что это будет довольно болезненно. "Я готова сделать все, что вы скажете", - сказала она.
Я сказал: "Хорошо. Я хочу с вас взять самое твердое обещание, что вы в точности выполните мой совет".
Она с готовностью дала мне такое обещание, и я ввел ее в транс. Я снова объяснил ей, что мой метод похудения ей не понравится, и потребовал абсолютно точного обещания, что мои указания будут выполнены. Она дала такое обещание.
Затем я сказал ей: "Пусть ваше сознание и ваше бессознательное слушают меня внимательно. Вот как это нужно делать. Ваш вес сейчас составляет 90 килограммов. Я хочу, чтобы вы набрали еще 10 килограммов. И когда вы будете весить сто килограммов, тогда, по моим расчетам, вы можете начинать худеть".
Она буквально на коленях умоляла меня избавить ее от данного слова. И с каждым килограммом набираемого веса она все настойчивее и настойчивее просила начать похудание. Дойдя до 95 килограммов, она была в явном стрессе. В этот момент она очень настаивала, чтобы я избавил ее от данного слова. Набрав 99 она сказала, что это уже достаточно близко к 100 килограммам, но я настаивал, чтобы стокилограммовый рубеж был взят.
Когда вес достиг 100 килограммов, она была очень счастлива, что можно начинать худеть. И, похудев до 60 килограммов, она сказала: "Я больше никогда не буду полнеть.
Потеря и набирание веса образовали у нее порочный круг. Я изменил стереотип на обратный, заставив ее сперва полнеть, а потом худеть. Она была очень счастлива, дойдя до конечного результата, и осталась в этом весе. Она уже ни за что не хотела снова проходить через этот ужасный процесс набирания лишних десяти килограммов.
Для этой пациентки увеличение веса не было симптомом ни внутреннего протеста, ни подавленных желаний. Оно превратилось в автоматический процесс, в который она вовлекалась по инерции. Поэтому, тот же алгоритм, который раньше заставлял ее отказываться от похудания, будет теперь заставлять ее отказываться от набирания лишнего веса.
В "Грехе" Эриксон показал, что иногда необходимо помочь пациенту "сломать барьер запрета". В данном рассказе он показывает, что часто полезно заставить пациента изменить стереотип действий. В данном случае он просто изменил на обратную сложившуюся у женщины последовательность потери и набора веса. Сделав это однажды, она уже не могла снова и снова повторять этапы этого порочного круга, как это делала всю свою жизнь. Было очевидно, что она научилась переносить увеличение веса только до 90 килограммов. Это наблюдается у многих, страдающих излишним весом. У них есть порог переносимости, дойдя до которого они начинают испытывать сильную потребность в похудании. Эриксону удалось сделать этот порог переносимости непереносимым, потому что он заставил ее выйти за его пределы.
Этот метод переворачивания стереотипов или взгляда на вещи в обратной перспективе является одним из любимых подходов Эриксона к изменению психологических установок.
(c)
Like Reblog Comment
text 2014-09-28 06:43
Writers' Blog Tour, Question 3

The Writers' Blog Tour is a series of four questions answered by a writer, who then invites two more writers to answer the same questions. I've been introduced to the tour by Lauren B. Davis, author of the compelling novel "The Empty Room."

 

Lauren's website 

• Lauren's answers to the Writers' Blog Tour questions

other authors on the tour (also check #writersblogtour on Twitter): 

 

I'm posting my four answers across four different sites. Enjoy!

 

• Question 1: Why do I write what I do?

• Question 2: What am I working on?

• Question 3: How does my work differ from other work in its genre?

• Question 4: How does my writing process work?

 

3. How does my work differ from other work in its genre?

 

I have been told that Teaching Will is different because it tells more than one story. I've entwined the tale of my creating an after-school Shakespeare program with my own story of being a child, discovering the theatre, becoming an actor, then facing the painful end of that career.

 

The combining of those stories came out of a recognition that I could only be empathetic to these children if I clearly recalled my own childhood. This results in a dual narrative, not a clear-cut beginning-to-end story, not a how-to manual. Then I added a poem, which I'm told never belongs in a memoir unless the author is a poet.

 

I've also done some literary knitting in my second novel, The Novel Class, which is a contemporary tale of women in Los Angeles struggling during the recent recession. These women meet in a novel class in which they're studying Faulkner's Light in August, a story set in the Great Depression. As my modern characters struggle, they search for modes of survival much like Faulkner's characters did.

 

For someone who can't knit, I find myself twisting yarns a lot.

Like Reblog Comment
show activity (+)
review 2014-08-06 17:56
To Read, Perchance to Grow
Teaching Will: What Shakespeare and 10 Kids Gave Me that Hollywood Couldn't - Mel Ryane

From the back of the book:

 

What happens when an idealist volunteers to introduce Shakespeare to a group of unruly kids? Bedlam. Tears. And hard lessons learned. Convinced that children can relate to Shakespeare's themes—power, revenge, love—Mel Ryane launches The Shakespeare Club at a public school. Teaching Willis a riotous cautionary tale of high hopes and goodwill crashing into the realities of classroom chaos.

 

Every week Mel encounters unexpected comedy and drama as she and the children struggle toward staging a production of A Midsummer Night's Dream. Woven through this fish-out-of-water tale is Mel's own story of her childhood aspirations, her acting identity, and the heartbreaking end of her onstage career.

 

In the schoolyard, Mel finds herself embroiled in jealousy and betrayal worthy of Shakespeare's plots. Fits of laughter alternate with wiping noses as she and the kids discover a surprising truth: they need each other if they want to face an audience and triumph. Teaching Will is an uplifting story of empowerment for dreamers and realists alike.

 

This is a wonderful book.  And far more complex and layered than one might expect from the publisher's blurb.  Yes, it's a memoir about an actor at a crossroads, choosing to teach Shakespeare to kids in a public school, but it's also about finding oneself and one's purpose through literature and -- no less importantly -- in other people.  Ryane -- who I happen to know and admire immensely, even more after reading this book -- uses the schoolroom to frame the memoir, to guide us, as she guides her lucky students, into the world of Shakespeare, and uses that world as a mirror in which to reflect our own memory (using hers as a prompt) and our preconceived notions of self and our relationships to those around us.  

 

The voice is wonderful, totally free of pretension, but always thick with empathy and compassion.  Her willingness to look at her own blind-spots, her own fear and failings as they are revealed through her interaction with the children is impressive.  And she's hilarious.  I laughed out loud time and again. The reader feels as though s/he's listening to a tale being told by a master teller and it's a great gift.  The passages in which Ryane takes us out of the schoolroom, into her own past are poignant and perfectly situated.  They add great depth.

 

The structure is a bit quirky, with straightforward memoir capped off in every chapter by a snippet of "Children's Writes", such as this one (sic throughout):

 

Dear jirnal,

 

Queen Elizabeth was a good queen. She was so nice people love her. William Shakespeare went to London because I like his plays. William Shakespeares son died when he was 11 year old. But William was in London his wife wrie a litter to him was that his son died.

 

These are follows by little bits called "Lesson Plan"  as here, which follows the child's writing above:

 

Ask, ask, ask.  Three years later, during a casual conversation with another teacher, I learned that Daniel could barely read and had been failed upward.  He hadn't been rolling around, laughing in joy.  The boy had been in a state of terror.

 

It's a bold structure, and one that might have looked too clever in the hands of a lesser writer, but Ryane pulls it off, using each one as an opportunity to poke the reader right in the heart.

 

Reading this book I learned new things about Shakespeare (which I hadn't really expected), about teaching, about connection, and about meaning.  Well done.

 

Recommended for, well, just about anyone.  

 

More posts
Your Dashboard view:
Need help?